?

Log in

No account? Create an account

Печень особая.

1 Печени полкило нарезать котлетками, замочить в молоке на 1-2 часа.
2 Взбить яйцо, 2 столовые ложки соевого соуса, добавить 2 ст ложки муки, 1 стол ложку горчичного порошка, чёрный перец.
3 Слить молоко и залить печень маринадом на 5 часов или на ночь.
4 Жарить по 3-4 минуты с каждой стороны.
5 Ням!

Tags:

Просто похихикать.

Раскрыла на старости лет книжку про мальчика в очёчках и с волшебной палочкой, так как устала, что не понимаю приколов по теме. Все ржут, а я нет - обидно же.

Теперь я тоже ржу, и очень даже часто, потому что история, как для меня нежданно оказалось, породила неиссякаемый источник народного творчества разной степени одарённости. Особенно нежно я люблю авторские перлы, и один из наиболее популярных, про знаменитую развИвающуюся мантию профессора Снейпа, сподвиг меня на маленькую легкомысленную сочиняшку, которой и делюсь.

***

Всемирно известная мантия профессора Снейпа отличается от других предметов его гардероба тем, что постоянно развивается. Она развивается в коридорах Хогвартса, она развивается в подземельях Слизерина, она развивается в кабинете зельеварения; при лунном свете, при свете дня – мантия профессора развивается вне зависимости от места и времени.

При таком интенсивном развитии происходят неизбежные изменения, количество их переходит в качество, а качество прирастает скачкообразно, поэтому нет ничего удивительного в том, что в один прекрасный день мантия Снейпа достигла такой ступени развития, что обрела самостоятельный разум и речь.

Хотя по оценкам профессора день вовсе не был прекрасным: чёртов Поттер опять стремился вляпаться в неприятности, чёртов Лонгботтом вместо зелья опять сварил жидкое Бомбарда Максима, чёртов отпрыск Малфоев опять пытался затеять скандал, а скандалы Малфоям удаются всегда на оценку Превосходно. А чёрная метка, пусть молчала, зато чесалась и покрывалась сыпью, каковая сыть непреложно свидетельствовала о том, что, хотя Тёмный Лорд и не вызывает своего псевдоверного слугу, но тем не менее думает о нём не самым приятным образом.

Так что, когда, придя в свои покои и устало опустившись в кресло, профессор Снейп услышал глухое шипящее «Сссеверуссс» прямо у себя под ухом, оптимизма ему это не прибавило. Сначала он решил сделать вид, что ничего не заметил, и вынудить нарушителя спокойствия, кто бы он ни был, обнаружить себя. Но зов повторился, а нарушитель перед глазами не появлялся. Когда профессора позвали в третий раз, он не выдержал и сдержанно осведомился:

- Что за хренова чертовщина тут происходит?

- Ссеверусс, это я. Твоя мантия, - услышал он ответ, заставивший его кинуться к шкафу.

- Да я же на тебе, а не в шкафу! – хихикнула одежда.

Снейп стащил болтушку через голову и принялся её трясти, а потом прошёлся волшебной палочкой, пробуя обнаружить чары.

- Ай, щекотно! – захихикала одежда, мелко дёргаясь от его заклинаний.

«Госпиталь Святого Мунго. Психиатрическое отделение», - мрачно подумал Снейп. Потом он подумал, что, раз критичность сохранена, то он вряд ли действительно сошёл с ума, и обрадовался. Потом он ещё раз подумал, что в психиатрическом отделении Мунго нет Поттера и Дамблдора, а Тёмному Лорду будет не с руки пользоваться услугами сумасшедшего, и огорчился обратно.

- И что тебе нужно, одежда? – спросил он, тщетно стараясь не чувствовать себя жертвой идиотского розыгрыша.

- Для начала – поговорить, - отвечала мантия.

- Прелестно, - буркнул профессор. – Повешу тебя в шкаф с остальными вещами и разговаривай с ними сколько влезет.

Первое удивление схлынуло и наглая шмотка начала его раздражать. В конце концов, есть же мантии-невидимки, почему бы не быть мантии-говорилке? И, конечно, по закону подлости она была достаться именно ему, Северусу Снейпу, у которого голова и так ежедневно раскалывается от глупой трескотни.

- Нет, Северус, подожди! – испуганно заголосила мантия. – Мне не с кем поговорить в шкафу! Я задыхаюсь в обществе этих безмозглых тряпок!

- Моя мантия – сноб, - с мрачным юмором констатировал профессор.

Намёк на комизм ситуации сделал его немного добрее, и он смилостивился над болтушкой:

- Ну ладно, выкладывай. У тебя есть три минуты.

- Северус, мне нужны учебники. По Чарам, Трансфигурации и Защите от Тёмных Искусств.

- И что же ты с ними будешь делать? – удивился зельевар.

- Изучать, конечно. У меня страшные пробелы в образовании.

- А ты хотя бы читать умеешь? – насмешливо напомнил мантии её место Снейп.

- Читать намного легче научиться, чем говорить, если ты – мантия, - терпеливо разъяснил кусок ткани. – Так ты поможешь мне?

- Хмм… это будет забавно. Получишь ты свои учебники! Чары, говоришь, Трансфигурация, Тёмные Искусства… а Зелья тебя что, не интересуют? – ревниво вскинулся профессор.

- Северус, я – твоя мантия, - напомнила мантия.

- Я как-то в курсе, - ворчливо отвечал Снейп. – Так что по Зельям?

- Я – твоя мантия, - терпеливо повторила одежда. – Я была на каждом твоём уроке. Я и так прекрасно знаю зелья в пределах школьной программы. По зельеварению я бы хотела получить более серьёзную литературу.

- Ну-ка, ну-ка, мантия-всезнайка. Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?

Мантия фыркнула.

- Ты смеёшься? Напиток живой смерти, конечно. Ещё про безоар спроси. А хочешь, рецепт оборотного расскажу? Надо положить в котёл три пучка водорослей, добавить в котёл два пучка спорыша, помешать три раза по часовой стрелке…

- Достаточно, достаточно. Осталось только посмотреть, как ты будешь класть водоросли в котёл…

- А вот смеяться над костюмами с ограниченными возможностями некрасиво! – обиженно заметила мантия. – Конечно, у меня не только рук, но даже и рукавов нормальных нет. Потому-то мне и нужны знания по чарам и трансфигурации. Применяя заклинания, я смогу управлять предметами, не нуждаясь в руках, а при помощи трансфигурации я смогу изменить сама себя.

- А Защита от Тёмных Искусств тебе зачем?

- А ты сам не думаешь, что мантия, знающая чары, трансфигурацию и зельеварение, нуждается в защите от тёмных сил? Ты ведь не всегда можешь быть рядом.

- Да кому ты нужна-то, - скептически заметил зельевар, на что мантия проговорила, и в её голосе впервые за весь разговор проскользнуло что-то похожее на нежность:

- Тебе, конечно. Ты ведь меня любишь.

- Не много ты о себе вообразила? Я просто часто ношу тебя, потому что ты удобная, практичная и выгодно подчёркиваешь цвет моих глаз.

- Мы, обычные тряпки, это и называем любовью, - смиренно вздохнула мантия в ответ.

***

На следующий день Снейп надел мантию, испытывая некоторую неловкость.

- Не вздумай только болтать при посторонних! – предупредил он одежду.

- Не волнуйся. Я не настолько глупа, – шёпотом отвечала мантия.

Слово своё она сдержала, напомнив Северусу об обещанных учебниках лишь оставшись с ним наедине.

-Будут, будут тебе учебники, - проворчал профессор и отправился в библиотеку, попросить у мадам Пинс какие-нибудь запасные экземпляры.

- Северус, ты лучший! – мурлыкнула мантия, нежно обнимая его руки, несущие вожделенные книги.

***

- Акцио носки Северуса Снейпа! Акцио трусы Северуса Снейпа! Акцио брюки Северуса Снейпа! Акцио рубашка Северуса Снейпа! Акцио ботинки Северуса Снейпа! – победно возглашала засыпаемая всеми называемыми вещами мантия. – Видел?

- Я в восторге, - иронично отозвался зельевар и издевательски хмыкнул. – А теперь повесь всё обратно.

- Обязательно повешу. Когда научусь, – холодно отозвалась мантия. – Знаешь, почему тебя в Хогвартсе не любят?

- Догадываюсь, - буркнул Снейп, чувствуя что-то вроде угрызений совести. Из-за кого? Из-за чего, вернее. Из-за какой-то мантии! Правда, своей любимой, говорящей и имеющей тягу к знаниям, какой редко отличались даже лучшие студенты…

- А знаешь, это было неплохо… для одежды, - сдержанно, чтобы не перехвалить, отметил он.

- Спасибо, Северус, - растроганно отвечала мантия. – Твоё одобрение так много значит для меня!

***

- Северус, мы снова идём к Тёмному Лорду? – встревоженно спросила мантия, замечая, как её хозяин хватается за предплечье.

- Это я иду, а ты просто висишь у меня на шее, - огрызнулся зельевар.

- Мне не нравится Тёмный Лорд, - не обращая внимания на уточнение, заныла мантия.

- Да? А я от него тащусь. Ни на что не променяю его блистательное общество! Нет ничего увлекательнее, чем рисковать жизнью или хотя бы схлопотать лишний Круциатус.

- Северус, это, чёрт побери, не повод для шуток! Мы должны найти способ от него избавится! Этот психопат убьёт тебя и не заметит!

- Открыла Америку.

***

Несмотря на ворчание, профессор Снейп чувствовал, что начинает испытывать к своей одежде нечто, похожее на привязанность. Мантия упорно училась, совершенствовалась в заклинаниях, постигла тонкости продвинутого курса зельеварения и очень быстро она достигла такого уровня владения предметом, что Снейп просто спихнул на своё одеяние приготовление зелий для мадам Помфри. Но ещё больше ему нравилось носить свою мантию целый день, чтобы потом, вечером за чашкой чая, обсудить с ней всё произошедшее за сегодня, весело потешаясь над окружающими их неучами, бездарями и идиотами.

- А это ты слышала? "Она меня укусииила, сэээр!"

- Ахаха! А что он хотел? Это же китайская ку-са-ча-я капуста.

Мантия в большинстве случаев была приятным собеседником, решаясь спорить только по принципиальным вопросам, и Северус заметил, что прислушивается к её мнению.

***

В этот вечер профессор Снейп вернулся от Волдеморта поздно, раздражённым и измученным во всех смыслах слова. От своего тёмного хозяина он получил задание сварить поддерживающее разваливающийся организм Лорда зелье. Зелье было сложное, противозаконное и с омерзительным составом ингредиентов – то есть, как раз такое, какие Снейпу и нравились. Но удручало Снепа то, что зелье улучшит состояние здоровья Тёмного Лорда, а Северусу хотелось бы как раз наоборот...

- Северус, ты опять был там? – трагически всхлипнула мантия. – Почему ты не взял меня?

- Отстань, пожалуйста, - устало откликнулся зельевар. – И без тебя забот хватает. Вот ещё работку подкинули…

- Новое зелье? Я могу поучаствовать? – оживилась мантия.

- Хм… а, пожалуй, от тебя будет толк. Изучай пока рецепт и порядок действий, варить будем завтра. А сейчас мне надо срочно выспаться.

- Спокойного сна, Северус, – ласково отвечала мантия и добавила вполголоса. – Ты можешь на меня во всём положиться.

***

Двое – маг и его мантия – крутились вокруг кипящего котла.

- Послушай меня, Северус. Ты мне доверяешь?

- Насколько можно доверять говорящей одежде… - ухмыльнулся зельевар.

- Ах, не шути, пожалуйста. Я работала всю ночь. Я тщательно изучила рецепт зелья и нашла лазейку. Мы можем избавиться от Тёмного лорда навсегда. Достаточно прибавить щепотку толчёного лунного камня и заменить одну двенадцатую часть крови саламандры на слизь глизня – внешние изменения не будут видны, а действие многократно усилится.

- И как нам поможет избавиться от Лорда усиленное зелье?

- Северус, но ты же помнишь один из основополагающих принципов? Всё - яд и всё - лекарство, разница лишь в дозе. При таком усилении действия жизнь в теле, выпившем зелье, настолько укрепится, что замрёт навсегда. Как я представляю, это будет что-то вроде вечного застревания в камне. Давай, внесём мои изменения скорее – через пять минут будет поздно.

Профессор Снейп покачал головой.

- А вдруг ты ошибаешься? Ты испортишь зелье, Тёмный Лорд будет в гневе. И ладно, если я поплачусь просто Круциатусом, и он не заподозрит, что мы на него покушались…

- Ты совсем мне не доверяешь. Это потому, что я – мантия? Ты же сам говорил, что я талантливей, чем твои студенты…

Профессор Снейп и правда часто говорил своим студентам, что даже его мантия умнее, чем они, но он не имел в виду ничего буквального…

- Северус, прошу тебя! – применила мантия запрещённый приём, но зельевар был непреклонен.

- Ты не оставляешь мне выбора, - вздохнула мантия. – Прости меня, Северус. Я всё делаю только для твоего блага... Империо!

Лицо Снейпа стало представлять собой жутковатое зрелище, так как на нём появилась несвойственное ему бессмысленное выражение и блаженная улыбка. А мантия, подавив волнение, чётким голосом принялась отдавать распоряжения:

- Положи в зелье щепотку лунного камня…

***

- Северус, не злись! – мантия была настойчива, её хозяин – упрям.

- Я не злюсь! – буркнул Снейп, поправляя мантию на себе, слишком сильно дёргая её за рукав.

- Не обманывай. Я ведь попросила прощения. И вообще – я была права. Волдеморта больше нет, победил его – ты, ты – герой волшебного мира, у тебя большое будущее!

- И что мне теперь, станцевать ламбаду? Или цветы тебе подарить? – огрызнулся зельевар.

- Ну что ты, я скромная одежда, мне не нужны такие почести, - смиренно отвечала мантия. - Просто перестань на меня сердится, признай, что я была права и выслушай меня, наконец.

- Зачем ты меня упрашиваешь, может, по традиции, наложишь Империус?

- Северус, ну пойми, это была крайняя мера, - в который раз терпеливо объясняла мантия. - Если бы ты не упрямился как последний осёл…

- А я и сейчас упрямлюсь. Чего же ты ждёшь? – злился профессор.

- Не искушай меня, Северус, - строго отвечала одежда. - Я всего лишь хочу, чтобы ты был счастлив.

- И к счастью ты меня поведёшь насильно! – саркастически заметил Снейп. – От Тёмного Лорда ты меня избавила, очевидно, для того, чтобы захватить в собственное пользование.

- Когда-нибудь тебе станет стыдно за эти беспочвенные обвинения, - наставительно произнесла мантия. – Я стараюсь только для тебя. Ты – умный, талантливый, целеустремлённый маг. Тебе не к лицу прозябать в школе на должности учителя. Я вижу тебя совсем в ином месте. Как насчёт поста Министра Магии, а, Северус?

- Да ты с ума сошла – кто меня выберет? – усомнился профессор.

- Тебя? Да кто угодно! Ты – национальный герой! Ты победил могущественного злого волшебника! Кому как не тебе доверить судьбу Магической Британии? Надо только действовать с умом. До следующих выборов у нас ещё два года. Мало, конечно, но… мы поторопимся. Тебе надо стать заместителем директора школы – а ещё лучше, сразу директором. Получить место в Визенгамоте. Как следует помелькать в прессе. А потом начнём уже широкомасштабную избирательную кампанию.

- Как я стану директором, если директор – Дамблдор? – притормозил разогнавшуюся мантию профессор.

- О, какие мелочи! Дамблдор стар, ему всё равно уже тяжело нести такой груз… - сочувственно поцокала языком мантия.

- Он в отличной форме! – возмутился такой явной лжи Снейп.

- Мы это исправим. Зельевары мы или нет? – усмехнулась мантия.

- Ты что мне предлагаешь, чёртова тряпка? – попытался сорвать с себя очумевшую одежду профессор, но она ловко уворачивалась.

- Тише, тише… не хочешь место директора – обойдёмся без него… Хотя я не знаю, что ты так горой встал за этого старикашку, от которого у тебя всегда были одни проблемы… но дементор с ним, проявим милосердие. Кстати, тебе необходимо выгодно жениться. На девушке не слишком юной, лучше чистокровной – чтобы показать обеим сторонам, что ты выше предрассудков. Да и воспитание такие девицы получают обычно недурное, в самый раз для первой леди…

- Интересно, что мне мешает просто тебя сжечь? – задумчиво вопросил мантию уставший уже ругаться зельевар.

- Ммм… Дай подумать… - в тон ему отвечала мантия. - Может, благодарность? Жалость? Доброта? Или то, что я как маг сильнее тебя, Северус? Видимо, последнее…

- Ты, тряпка? – из последних сил рассмеялся профессор, хотя, Мерлин свидетель, ему было вовсе не смешно.

- Эта тряпка наложила на тебя Империус, а ты даже не пикнул, - надменно ответствовала разозлённая мантия. - Какая ирония. Профессор Снейп в подчинении у собственной одежды. Такого не бывало даже с Нарциссой Малфой.

- Как подумаю, что я собственными руками принёс тебе первые учебники… - с небывалым раскаянием в голосе произнёс Снейп. Ужас неизбежного подчинения до конца жизни настиг его в полной мере, но сделать было уже ничего нельзя.

- Хватит болтать! – заявила мантия. – Ты станешь у меня министром магии, хочешь ты этого или нет. Так что лучше захоти – или я буду считать, что у меня развязаны рукава.

***

Класс с привычным ужасом следил за траекторией прохождения по кабинету профессора Снейпа, которому даже победа над Волдемортом не прибавила популярности среди учащихся. Сегодня, правда, профессор был непривычно задумчив и тих, но даже и таким он поселял в сердцах студентов дрожь.

Так что не было ничего удивительного в том, что Невилл Лонгботтом, в последнюю секунду заметив появление профессора рядом с собой, с перепугу высыпал в свой котёл полную банку толчёного взрывопотама.

Жидкий огонь, брызнувший из котла, мгновенно накинулся на любимую профессорскую мантию. Резким движением Снейп сорвал с себя горящую одежду и швырнул её на пол.

- Северус, спаси меня! – завизжала мантия, корчась на паркете. – Импери…

Добросердечный Невилл, видя мучения несчастной, умоляющей о помощи одежды, мигом схватил котёл Рона Уизли и залил её находящимся там содержимым. Отчего мантия, не успев договорить заклинание, вспыхнула ярко-голубым пламенем и мгновенно превратилась в тонкий слой пепла.

Омертвевший от страха Лонгботтом был внезапно заключён в благодарные объятия Северуса Снейпа и почти потерял сознание от нереальности происходящего, когда услышал:

- Пятьдесят баллов Гриффиндору!

Медалько

А не повесить ли мне себе медальку?

Слово за слово с моим психотерапевтом и разговорилась я, ой как сильно разговорилась, о своих квазилитературных трудах, а правильнее, развлечениях, последних нескольких месяцев. Она уж несколько раз настойчиво повторяла, что не прочь это почитать, но я против по ряду причин. И в конце концов совершила я мошенничество, в открытую ,конечно, честно предупредив, что это мошенничество (я иначе мошенничать не согласна, нечестно же) - подсунула одну из моих старых сказок, которая оказалась вдруг необъяснимо популярна. Хотя старая сказка ну никакого отношения не имеет к тому, что я сейчас делаю.

В общем. Кончилось тем, что у неё моя сказочка с темой на группе совпала. И она её распечатала и раздала. Говорит, некоторые даже плакали.

Сказочка эта вот, всем известная:
http://www.proza.ru/2010/08/04/673
Человек приезжает на Увильды. Первый день. Человеку хорошо, он без остановки пьёт чай на чистой озёрной воде. Организм пока ничего не понял. Увильдам в общем и целом - пофиг.

Второй день. Организму плохо. У него синдром отмены. Он не может понять, где формальдегид и прочие полторы сотни отравляющих веществ, которым он давал ежедневный посильный отпор. Все системы готовы к бою, но бой нам только снится по причине неявки противника. Тогда организм от нечего делать устраивает бунтик на кораблике посредством мигрени.
Человеку, вопреки тому, хорошо - он деловито ест две разные таблетки от головы с интервалом в два часа, они традиционно не помогают, и человек переходит на дыхательные упражнения, исполняемые довольно вяло.
Увильдам в общем и целом - пофиг.

Третий день. Человеку хорошо, организму хорошо, Увильды несколько убыли по вине интенсивного пития чая на чистой озёрной воде.

Седьмой день. Человеку хорошо, но несколько сыро. С организма изчезают пятна на веках, обветренность губ, нездоровый дерматит заменяется на здоровые комариные укусы. Кожа на организме перестаёт сохнуть, а сам организм - мёрзнуть, только невольно вскрикивает при попытке помыть его в озере.
Человек к чистой озёрной воде прибавляет чуть-чуть белого и коктейль. Все три напитка идут на ура.
Увильды вернулись к прежнему уровню из-за дождей.

Десятый день. Организм подкачал мышцы на 30%, подрос на 5 см, добавил к объёму лёгких 2,5 литра и похудел на 8 кг (по суъективным оценкам самого организма). Человек и организм (они выступают теперь почти заодно) свыклись-таки с новой лодкой и развили способность грести на ней сколь угодно долго, но с перерывом на сон и обед. Увильды, в свою очередь, приобрели дурную привычку таскать человека и организма вместе с лодкой по внезапно поднимающимся волнам.

Третий день с конца. К человеку подкрадывается депра из-за приближающегося отъезда. Организм отвечает на неё нарушением сна. Увильдам в общем и целом - пофиг.

День отъезда. Организм вычудил, встав в пол-шестого. Человек перехитрил организм и лёг спать обратно, а потом перехитрил Увильды и отплыл до того, как поднялось волнение.

Первый день в городе. Человек вернулся в квартиру, оценил масштаб случившейся без него разрухи и немедленно взялся за швабру. Организм пока ничего не понял.

Второй день. Организм начинает что-то подозревать. Обвисают мышцы, уменьшается рост, объём лёгких схлопывается на 3,5 литра - на всякий случай. Человек движется медленно, говорит тихо, словом, экономит ресурсы.

Пятый день. Организм всё понял! Его предали, и он будет мстить, как граф Монте-Кристо. Вернулись пятна на веках, дерматит за ушами, обветренность губ. И в довесок - сопли, больное горло и отказ стоять вертикально на ногах. Человек в соплях, в печали и в нисколько не помогающей физически, но немного утешающей морально новой маечке медленно входит в рабочий ритм.
Увильдам, как водится, пофиг.
Вспомнила вот. Печенье быстрое, простое и есть его нужно тёпленьким!

В оригинальном рецепте было молоко, но по итогам экспериментов его заменили на сметану - так мягче.

Итак.
Духовку ставим на 180-200 градусов.
50 гр. сливочного масла топим, смешиваем с 0,5 стакана сахара. Добавляем 2 столовые ложки сметаны, в которой размещали четверть чайной ложки соды. Потом 0,75 стакана муки и 1,25 стакана геркулеса туда.

Получится густенькое тесто. Катаем из него приплюснутые такие колобки, сажаем на лист и минут через десять получаем печенье.

Tags:

Кино 12 лет спустя

Я не так часто смотрю фильмы и обычно это не новинки. Сегодня у нас торжественно состоялся праздничный просмотр "Шерли Валентайн", для меня во второй раз. Первый был в возрасте 25 примерно лет, а вот теперь захотелось пересмотреть это неспешное, тёплое, по-доброму и по-английски ироничное кино.

Обнаружила разницу в восприятии тогда и сейчас.
Я запомнила этот фильм в качестве истории о том, как женщина ловко вдохнула вторую жизнь в отношения с мужем, переживя при этом крушение курортного романа и поняв его (романа) тщету и его (крушения) горечь. Жизнь Шерли между расставанием с любовником и приездом к ней мужа я восприняла как безвременье, хотя в фильме ясно показано, что жизнь её была полна и счастлива.
Я пропустила тогда мимо глаз то, что Шерли осталась вовсе не с любовником, а в Греции, там, где ей хотелось быть; именно так она и сказала, и это не было попыткой сделать хорошую мину при плохой игре - это было по-настоящему. Пропустила я и то, что между решением Шерли остаться и приездом к ней мужа прошло много времени, и прошло оно в переговорах, во время которых Шерли утверждала одно: она там, где ей хорошо, и возвращаться она не собирается. Мне это казалось просто упрямством обиженной женщины, а не решением, идущим от сердца.
Наконец, я расценила финал как воссоединение супругов с перспективой возвращения Шерли домой, хотя концовка явно открытая и не предполагает однозначного решения.

То ли с повторным просмотром видится больше, то ли что-то случилось с моими представлениями о месте мужчины в жизни женщины...
Из болтовни о старых временах:
- Помню, в раннем мезозое выхожу я на сушу...
- А не поздновато ли?
- Ну я же тормоз и вообще - люблю купаться!
Я полюбила картофельный салат. Представить себе не могла, что это вкусно, но когда приготовила, то он даже промариноваться как следует не успел - мы его сошмякали.
Основу салата составит килограмм картошки в мундире. Важно, чтобы она была некрупная и не рассыпчатая.
Добавки: одно кисленькое яблоко, четыре солёных огурчика (бочковые очень хороши), пучок зелёного лука.
Соус: две чайных ложки горчицы; три чайных ложки сахара; полстакана огуречного рассола; полстакана растительного масла (я брала оливковое); 50 миллилитров винного уксуса, у меня яблочный был; большая луковица, мелко нашинкованная и ошпаренная кипятком, чтобы ушла горечь; зубчик чеснока; соль и перец.

Картофель надо почистить и нарезать как нравится, но не мелко. Я кружочками резала.
Сложить все элементы соуса в плотно закрывающуюся посуду и яростно потрясти, чтобы смешались. Мелко порезать огурцы и очищенное от кожуры и семечек яблоко. Выложить в большую чашку слой картофеля, сверху посыпать яблоком с огурцом, залить несколькими ложками маринада. Повторять процесс, пока не закончатся ингредиенты. Закрыть готовый салат крышкой и поставить в холодильник на четыре часа или на ночь. Перед подачей посыпать зелёным луком и перемешать.

Tags:

Фильм

Оригинал взят у ludmilapsyholog в Фильм
Премьера фильма состоялась, было жаркое обсуждение, времени не хватило.
Сегодня полная версия выложена в Сеть. Смотрите, обсуждайте.
Просьба у меня одна, я с ней обращалась сегодня к собравшимсяв зале и обращаюсь к вам.
В фильме местами есть очень сильные обобщения по поводу детей из детских домов. Я бы сделала это иначе, но сказано так, как сказано. Так вот, просьба. В процессе обсуждений с друзьями, родными, в социальных сетях, не забывайте, что люди, которые прошли через Систему -- среди нас. Мы хотим рассказать всем о ее ужасах, но надо помнить о них, о том, что им больно многое из этого слышать.

Я не умею шить. То есть совсем не умею шить. Но время от времени пытаюсь. Этой осенью решила ещё раз попробовать себя в этом невообразимо сложном искусстве и на руках (машинка-то есть, но я не умею с ней обращаться) сшила мужу мешочек для конфет на работу. Забавный, с аппликацией, завязками и надписью "Мешок добра". Убила день на эту хрень))) И набила мешок всякой конфетной ерундой, которую он любит. Просто хотела побаловать.

Муж сначала испугался, а потом обрадовался. Испугался, что я ему велю делиться конфетами со всей работой. А когда узнал, что это для него одного, то обрадовался.

За месяц он мешочек ухомячил и я накупила туда пополнение.

Сегодня утром, 24 декабря, в католический (и протестантский, но о протестантах все обычно забывают, а им обидно вообще-то) сочельник мужу приходит смска. Он выиграл планшет. От "Кит-Ката". Да-да, я сшила осенью мешок, накупила разных конфеточек, среди конфет был "Кит-Кат", муж его съел, забил код на сайте и теперь мы выиграли планшет. Нежданный подарок от Деда Мороза. Или Санта-Клауса.

Правда, трогательная история? А вот и фигушки, фантик-то муж выкинул. А им нужен скан фантика для подтверждения.

Не так жалко выигрыша, как истории, ей-богу...